Важливість: 
3
Как Путин продавил свой газопровод: Шпионы, проникающие вместе с теплом

Журналист и писатель Йенс Хёвсгор (Jens Høvsgaard) приводит примеры методов Путина и представителей «Северного потока» и называет имена некоторых из тех политиков и бизнесменов, которые ради собственной экономической или политической выгоды пошли на поводу у русских.

170906putinrasmussen.jpg

Путін і Расмуссен
Путін і Расмуссен

В четверг вечером, 25 ноября 2010 года, небольшая группа людей собралась, чтобы посмотреть на двух видных социал-демократов в дверях ресторана Café des Artistes на Фуггерштрассе в самом сердце знаменитого гей-района Шёнеберг в Берлине.

Один из них — Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder), бывший канцлер Германии. Другой — Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), бывший министр иностранных дел и вице-канцлер. Двое немецких политиков были в компании третьего мужчины. У него седые волосы, щеки — румяные, он с трудом застегивает пиджак своего костюма в тонкую полоску. Более часа эти трое ждали человека в черном лимузине, который только что подъехал к ресторану, но долгое ожидание, похоже, не раздражало их. Напротив. Все широко улыбаются. И вот бывший канцлер Шрёдер мужским объятием гостеприимно приветствует в ночном Берлине премьер-министра России Владимира Путина.

В этот вечер доступ в Café des Artistes обычным гостям закрыт. В распоряжении Путина и его маленького мужского клуба — весь ресторан целиком, и там полно места для доверительной беседы. А четверым мужчинам есть о чем поговорить. Уже более пяти лет они работают над общим планом.

Они хотят организовать проходящий по дну Балтийского моря газопровод длиной в 1 224 километра. Этот трубопровод ежегодно сможет доставлять 55 миллиардов кубометров российского природного газа прямо с газовых месторождений в Сибири, чтобы обеспечивать тепло в батареях жилых домов Германии.

Это будет происходить в обход двух бывших советских республик Украины и Белоруссии, через которые сейчас проходит единственный газопровод в ЕС, и в обход критически настроенных соседних стран — Польши, Эстонии, Латвии и Литвы.

Проект назвали «Северный поток», и его основной акционер — государственная российская нефтегазовая компания Газпром, крупнейший в мире производитель газа и самая большая компания России. Над этой компанией у Путина — полный контроль. В свой первый президентский срок он уволил всех топ-менеджеров и заменил их лояльными людьми из своего близкого окружения.

А когда его друг Герхард Шрёдер в 2005 году покинул пост немецкого канцлера, уступив его Ангеле Меркель, Путин назначил его высокооплачиваемым председателем дочерней компании «Северный поток».

Тринадцать месяцев назад королевство Дания разрешило консорциуму провести газопровод через датские территориальные воды, и в тот вечер создатели проекта смогли отпраздновать то, что работы по прокладке трубопровода продвигаются по плану: на той же неделе дело настолько продвинулось, что была заложена половина всех труб, которые должны идти по дну Балтийского моря.

Четыре человека поднимают бокалы за свой успех. С тех пор как они взялись за этот проект, они столкнулись с множеством трудностей. Экологи утверждают, что трубопровод будет вредить уязвимой экологии Балтийского моря. Кроме того, говорят, что трубопровод, который пройдет к югу от Борнхольма, где русские после Второй мировой войны сбросили большую часть запасов горчичного газа и другого химического оружия нацистской Германии, станет бомбой замедленного действия для окружающей среды, судоходства и особенно для рыболовства.

Кроме того, Швеция, страны Прибалтики и Польша заявили, что газопровод — это не просто бизнес-проект, как снова и снова утверждают мужчины, сидящие за столом ресторана Café des Artistes, а политическое оружие, которое Путин может применить против неудобных соседних стран.

Ранее он дважды в холодные январские месяцы перекрывал газ в ныне существующем трубопроводе на Украину, но быстро был вынужден снова его пустить, так как оказывался затронут и длинный перечень стран ЕС. Но благодаря новому газопроводу, идущему по дну Балтийского моря, расклад будет совсем другим. Газпром будет отвечать за треть всего суммарного потребления природного газа в ЕС, а Путин сможет перекрывать газ для Украины, когда понадобится. Проект «Северный поток» — беспроигрышный вариант для четверых мужчин, сидящих вокруг обильно сервированного стола, и каждый из них внес свой особый вклад в достижение цели.

Четвертый человек

Путин использовал свою власть на посту русского президента и премьер-министра, чтобы попеременно давить, уговаривать и принуждать глав государства и правительств Дании, Швеции и Финляндии. Лоббист Шрёдер делал то же самое в своем кругу лиц, принимающих решения в Европе, а его политический протеже и преемник Франк-Вальтер Штайнмайер в роли немецкого министра иностранных дел в буржуазно-социал-демократическом правительстве Ангелы Меркель продвигал этот проект как внутри правительства, так и перед министрами иностранных дел других стран. Но самым активным из четверых был четвертый, неизвестный мужчина.

Весь вечер он держался поближе к Путину, а во время ужина был рядом с премьер-министром. Его имя — Маттиас Варниг (Matthias Warnig). Он — немец и участвует в деятельности длинного ряда российских компаний. Кроме того, что он — управляющий директор «Северного потока», он также — член совета директоров Транснефти, крупнейшей в мире нефтепроводной фирмы, которая принадлежит российскому государству, председатель Gazprom Schweiz, дочерней компании энергетического гиганта, которая из этой альпийской страны с выгодными налогами ведет торговлю нефтью и газом из Центральной Азии и Кавказа, председатель правления Роснефти, российской нефтеперерабатывающей и нефтедобывающей компании, член правления Банка «Россия», одного из крупнейших российских банков, известного тем, что его используют Путин и его ближайшие приближенные, и член правления Группы ВТБ, российской банковско-финансовой компании, принадлежащей российской государству.

В его впечатляющем резюме отмечено также и то, что он удостоен российского Ордена Чести, а ещё он изучал экономику в Высшей школе экономики имени Бруно Лейшнера в Берлине, которую закончил в 1989 году. Но чего-то не хватает!

Официальная биографическая справка Маттиаса Варнига не рассказывает о том, что он также награжден золотой медалью за верную службу в Национальной народной армии в тогдашней ГДР. И там нет ни слова о том, что он действовал под псевдонимами «Ганс Детлеф», «Артур» и «Экономист», когда с 1974 по 1989 годы был шпионом в известной государственной полиции безопасности Штази и восточногерманским тайным агентом, базирующимся в западногерманском Дюссельдорфе.

Не упоминалось также, что именно в связи со шпионской деятельностью в Дрездене он впервые встретился и работал с Владимиром Путиным, которого КГБ разместил в качестве офицера разведки в том же городе. Общее прошлое двух мужчин темно, но никто из них не забыл старые истории и собственные грязные трюки. И когда нужно было развернуть проект «Северный поток», они взяли на вооружение кое-какие методы из инструментария шпионской индустрии.

Горячая линия политического влияния

Самая сокровенная мечта любого шпионского босса — иметь инсайдера, близкого к власти в другом государстве, на которое нужно повлиять и от которого нужно получить информацию. 

9 декабря 2005 года Владимир Путин покупает себе такого инсайдера в Германии, когда он и Газпром нанимают бывшего канцлера Германии Герхарда Шрёдера, потерявшего пост канцлера на выборах три месяца назад. Шрёдер станет председателем правления «Северного потока». Должность с зарплатой в 2 миллиона крон в год.

Инвестиции Путина и Газпрома полностью окупаются еще до того, как председатель вступает в должность. В последние недели в качестве канцлера Федеративной Республики Германия Герхард Шрёдер чрезвычайно активно действует на службе Газпрома. 

8 сентября 2005 года, за десять дней до выборов в Германии, он принимает Путина в Берлине с целью заключить соглашение о планируемом немецко-российском сотрудничестве «Северный поток». Изначально встречу запланировали на октябрь, но Шрёдер и Путин ускорили ее проведение, чтобы можно было подписать обязательное соглашение до выборов и потенциальных перемен в правительстве.

И после поражения на выборах, всего за десять дней до ухода из политики, Герхард Шрёдер становится действующим канцлером «Северного потока» с немецкой кредитной гарантией в размере 7,5 миллиардов крон.

Благодаря вербовке бывшего премьер-министра Германии российский энергетический гигант не только получил прямую горячую линию в правительстве Меркель, где на посту министра иностранных дел сидит политический ученик Шрёдера и его верный последователь Франк-Вальтер Штайнмайер.

Русские также купили прямой доступ к длинному ряду высокопоставленных европейских социал-демократов. Шрёдер принадлежит к поколению социал-демократических лидеров, которые в 1990-х и в начале нового тысячелетия были очень сильны в Европе: Поуль Нируп Расмуссен (Poul Nyrup Rasmussen) в Дании, Йоран Перссон (Göran Persson) в Швеции, Гру Харлем Брундтланн (Gro Harlem Brundtland) и Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) в Норвегии, Пааво Липпонен (Paavo Lipponen) в Финляндии, Тони Блэр (Tony Blair) в Великобритании, Шрёдер в Германии, Лионель Жоспен (Lionel Jospin) во Франции, Массимо Д'Алема (Massimo D'Alema) в Италии и Вим Кок (Wim Kok) в Голландии.

Хотя большинство из них сейчас могут писать на визитной карточке лишь слова «бывший глава государства», они по-прежнему остаются «весомыми» людьми с влиянием и контактами, которые в значительной степени участвуют в политическом управлении и принятии решений как в своих странах, так и в ЕС.

Сеть власти для Газпрома была дороже золота, когда было необходимо оказать давление на местные правительства, чтобы заставить их согласиться с идеей преимущества газопровода «Северный поток». А Шрёдер может связаться с любым из влиятельных партийных товарищей всего одним телефонным звонком.

Новая работа для Перссона

В мае 2007 года он звонит Йорану Перссону в Швецию. Есть одна вещь, которую он обсудил бы за ужином. Мальчик из рабочей семьи, Йоран Перссон десять лет был премьер-министром Швеции, и он особенно отличился как истовый борец за окружающую среду. Раньше, чем многие другие, он сосредоточился на изменениях климата и важности альтернативных форм энергетики.

Вместе с бывшим вице-президентом США Альбертом Гором он входит в правление аналитического центра Институт мировых ресурсов. Международный аналитический центр работает над созданием нового глобального соглашения о климате и мерах, которые могут привести мир к уменьшению выбросов вредных парниковых газов, таких как углекислый газ, метан и фреон. Поэтому Йоран Перссон также весьма скептически относится к планам «Северного потока» связать Россию и Германию газопроводом по дну Балтийского моря.

В статье шведского новостного журнала Veckans Affärer в августе 2006 года он говорит, что природный газ — не лучшая альтернатива нефти, и напрямую угрожает заблокировать проект «Северный поток». «Любой, кто считает, что может просто проложить этот трубопровод в Балтийском море, ошибается. Этого не произойдет, пока Швеция весьма критически все не рассмотрит, и мы вполне можем дернуть ручку тормоза и сказать „стоп"».

Герхард Шрёдер и Йоран Перссон ужинают в понедельник вечером, 7 мая, а на следующий день Перссон выдает большую новость для шведской общественности. Он соглашается стать лоббистом в агентстве связи JKL, один из крупных клиентов которого — компания EON, основной акционер «Северного потока».

Когда Перссон в первый день выходит на работу в JKL на Свеавэген в Стокгольме, всего в тысяче метров от Канцелярии правительства в Русенбаде, ему не приходится осваиваться в незнакомой компании. Его бывшая пресс-секретарь из министерства финансов Анна Хельсен (Anna Helsén) был принята в JKL пару месяцев назад — чистая случайность, как объяснил Перссон приглашенной прессе.

И, в отличие от бывшего пресс-консультанта, Перссон, по его словам, намерен работать в JKL лишь на полставки. Он предпочел умолчать, что за этот неполный рабочий день ему платят 2 миллиона шведских крон в год.

У Перссона есть веские причины замять значение смены своей работы. На Социал-демократическом конгрессе в Сундсвалле в 1997 году он, еще будучи премьер-министром, произнес пламенную речь против лоббизма.

«Кто такие на самом деле эти оплачиваемые лидеры мнений, которые сегодня продают свои услуги компании, а завтра — политической партии? Что вообще такое лоббизм? Позволят ли те, кто принимает решения, манипулировать собой и дурачить себя? Это важные вопросы демократии», — заявил он из кресла спикера.

Десять лет спустя у Перссона нет никаких оснований отвечать на эти вопросы, когда речь идет о его роли лоббиста компании-акционера «Северного потока», а параллельно еще и торговой ассоциации Bil Sweden и шведской оружейной индустрии. В целом, он подчеркивает важность собственной роли. В интервью отраслевой газете Resumé, посвященной вопросам связи, в ноябре 2008 года он говорит:

«Я принимаю участие в некоторых информационно-пропагандистских мероприятиях, организованных JKL или клиентами JKL, и в таких случаях я высказываюсь по тем темам, о которых сам имею желанию говорить. Таким образом я действую как своего рода внутренний консультант, умный старик, который просматривает пресс-релизы и документы, написанные молодыми людьми, и дает советы, такие как, например: „Это, судя по всему, неверно, и это вам следует переписать!"»

Если объяснение о работе Персона в JKL для Resumé полностью соответствует действительности, то он, несомненно, является одним из самых высокооплачиваемых корректоров в мире.

Шведская газета Expressen изучила в 2016 году его финансовое положение и обнаружила, что после ухода с поста премьер-министра он стал очень богатым человеком с ежемесячным доходом в 1 миллион шведских крон, владельцем земли на сумму 50 миллионов долларов и долевого капитала на 26 миллионов крон в собственной компании Baven AB.

Бывший критик получил крупное пожертвование

Стремление «Северного потока» к людям с политическим влиянием не ограничивается Перссоном и его бывшем пресс-секретаре. Несколько бывших сотрудников Перссона присоединяются к лобби-корпусу. Одного из них зовут Дан Сванелль (Dan Svanell). Он много лет сохранял связи с социал-демократами и был личным пресс-консультантом не менее чем у семи шведских социал-демократических министров. Кроме него, министр иностранных дел Анна Линд (Anna Lindh), трагически погибшая в результате ножевых ранений, полученных во время нападения в универмаге Nordiska Kompagniet в сентябре 2003 года, и Пэр Нудер (Pär Nuder), бывший министром финансов в правительстве Йорана Перссона в 2004-2006 годах.

«Северный поток» также ведет поиски людей с контактами в высшей политической команде буржуазной Швеции. Во-первых, переманивает либеральную Туру Лейфланд Хольмстрём (Tora Leifland Holmström) с должности политического советника министра сельского хозяйства Эскиля Эрландсона (Eskil Erlandsson), а затем в пару к Дану Сванеллю нанимает Ульрику Шенстрём (Ulrica Schenström), бывшего пресс-секретаря консервативного премьер-министра Фредрика Рейнфельда (Fredrik Reinfeldt) и своего рода его заместителя.

Госпожа Правая и господин Левый — так их называли между собой в «Северном потоке», который тем самым купил себе возможность политически влиять как на правительство, так и на оппозицию, что использовалось в том числе и на шведском народном собрании в ходе Альмедальской недели в Висбю на Готланде, где все, что зависит от политиков и лидеров общественного мнения, происходит с учетом дел прошлого.

Но есть еще одна причина, по которой «Северный поток» так масштабно представлен на Альмедальской неделе с ее туристическими автобусами, семинарами и информационными встречами.

Запланированный газовый маршрут проходит мимо Готланда в морской зоне, в которой нужно проявлять аккуратность с учетом мест размножения уток и из-за повышенного риска загрязнения и без того загрязненного морского дна, а также в связи с брошенными там в прошлом боеприпасами. Так как многие готландцы разделяют определенный скептицизм по поводу проекта, а некоторые из властей и организаций острова — консультанты на этапе подачи заявки, «Северный поток» достает свой большой кошелек, чтобы купить местную поддержку для проекта.

Один из консультационных органов — университет острова, Готландский университет, который в своем консультационном отзыве утверждает среди прочего, что газопровод может оказать негативное влияние на и без того низкокислородную морскую среду, так как раскопки высвобождают загрязняющие природу вещества, тяжелые металлы и фосфаты.

Профессор Челль Ларссон (Kjell Larsson), эксперт-консультант, также указывает, что местоположение трубопровода представляет собой проблему, так как он пройдет близко к природоохранным участкам проекта «Натура 2000» — Хобургской отмели и отмели Норра Мидшё, важным местам зимовки длиннохвостых уток. Профессор Ларссон — специалист в области морской экологии и питает особую любовь к изучению вида длиннохвостых уток-морянок.

Он давно мечтает получить возможность все свое время посвящать изучению этого интереснейшего вида уток, но для таких исследований у него нет финансирования. Однако через пару месяцев после критического консультационного отзыва он внезапно получает возможность воплотить свою заветную мечту в жизнь.

«Северный поток» предлагает пожертвовать девять миллионов шведских крон на финансирование изучения длиннохвостых уток и мест их зимовок в Балтийском море. Компания предполагает, что исследование должно проходить под эгидой Готландского университета и под руководством специалиста по этому вопросу — профессора Челля Ларссона, как объявили представители консорциума на встрече с университетом. Поскольку и университетское руководство, и сам Ларссон сочли, что такой проект — просто отличная идея, они ответили «Северному потоку» и девяти миллионам крон согласием, продолжая при этом критиковать газопровод.

В июле 2008 года Герхард Шрёдер снова находит свой блокнот с телефонными номерами и звонит бывшему премьер-министру Финляндии Пааво Липпонену (Paavo Lipponen), чтобы пригласить его в Берлин. В столице Германии Шрёдер и Маттиас Варниг принимают финского гостя и делают ему заманчивое предложение.

У «Северного потока» — проблемы с получением экологического одобрения Финляндии, и проекту нужен человек, который сможет повлиять на власти, чтобы те быстрее сказали «да». И бывший финский премьер-министр для этих двух немцев — замечательная находка. Пааво Липпонен был премьер-министром Финляндии в течение восьми лет, а четыре года — председателем парламента и официальным кандидатом от своей страны на несколько высоких международных постов.

В Финляндии часто высмеивают чересчур медленную манеру речи Липпонена; один редактор сказал, что если бы бывший премьер-министр был политиком в Соединенных Штатах, его бы больше всех любили на коммерческих радиостанциях: «Потому что они могли бы вставлять рекламу в середину его фраз».

Но в Берлине Липпонен отнюдь не мешкает, и у него нет никаких сомнений в отношении предложения от «Северного потока». Он даже не стесняется использовать офис, который ему предоставили в здании парламента Финляндии на время написания политических мемуаров, для своей новой лоббистской деятельности. Липпонен прощается с ним, только когда газеты и телевидение настойчиво указывают, что у лоббиста есть бесплатные офисные помещения в парламенте, на членов которого он должен влиять за мзду.

В истории замешана и датская политика

В Дании россиянам не пришлось подкупать бывших высокопоставленных политиков, чтобы получить лобби для одобрения газового проекта. Если кто-то спросит о процедуре получения согласия Дании, то узнает, что заявка, которую директор «Северного потока» Маттиас Варниг передал датским властям 4 марта 2009 года, должна была обрабатываться исключительно Датским энергетическим агентством. Это не политический вопрос, а административное решение, которое принимается чиновниками агентства, постоянно твердит верхушка либерального правительства.

Но это не так. Политика в вопросе газопровода все-таки есть, и неофициально дело рассматривается на правительственном уровне, где и Ларс Лёкке Расмуссен (Lars Løkke Rasmussen), и его консервативный министр иностранных дел Пэр Стиг Мёллер (Per Stig Møller) заинтересованы в хороших отношениях с Путиным и Кремлем.

Когда Лёкке сменил Андерса Фога Расмуссена (Anders Fogh Rasmussen) в кабинете министров в апреле 2009 года, между Данией и Россией царила конфронтация. Запланированные встречи и государственные визиты отменялись или откладывались на неопределенный срок. Датский экспорт в Россию страдал, и в то время как компании других стран обосновывались в России, датские бизнесмены все чаще могли лишь прижимать носы к витрине нового рынка Путина и его олигархической страны.

Так это было с 2002 года, когда тогдашний премьер-министр Дании Андерс Фог Расмуссен и Владимир Путин повздорили из-за проведенной в Копенгагене международной чеченской конференции и присутствия на ней беглого лидера Чечни Ахмеда Закаева.

Но после того, как Ларс Лёкке попал в кабинет министров на пост главы либерального правительства, как Путин, так и датский премьер с нетерпением ожидают переговоров о перезагрузке отношений между двумя странами. Им есть о чем поговорить. Путину нужно, чтобы Дания одобрила проект «Северный поток», а Лёкке хочет выйти из тени предшественника и проявить себя как государственного деятеля. В этом ему может помочь Путин.

Русские государственные руководители не приезжали в Данию с 1964 года, когда там побывал советский лидер Никита Хрущев, и прошло уже 46 лет с тех пор, как два государства обменивались визитами на самом высоком уровне. Поэтому очень необычно, что Дания и Россия чуть ли не бегом распахивают двери друг для друга.

И Путин, и президент Медведев приезжают с официальными визитами в Данию, Ларс Лёкке Расмуссен несколько раз посещает Россию, и в качестве вишенки на торте этой работы Дания в сентябре 2011 года отправляет королевскую пару и кронпринцев в четырехдневный официальный визит в Россию. Но прежде чем все по-настоящему заработает, правительство Лёкке должно дать России желаемое — датское согласие на проект «Северный поток».

В течение лета и осени 2009 года дается гарантия, что результат будет соответствовать ожиданиям России к ее абсолютному удовлетворению. 3 июня министр иностранных дел Пэр Стиг Мёллер посетил своего российского коллегу Сергея Лаврова.

Два министра и их ближайшие советники встретились во время полуторачасового делового завтрака в здании Склада Эйгтведа в Христиансхавне, и во время еды обсудили предстоящий климатический саммит COP15, запланированный в Копенгагене на конец год, а также «Северный поток».

Протокол встречи гласил: «Российская сторона оценила конструктивный подход датского правительства к „Северному потоку" и выразила надежду, что датские власти вскоре смогут утвердить проект газопровода». Пэр Стиг Мёллер смог заверить своего российского коллегу, что это скоро произойдет. В протоколе цитируется его высказывание, что «со стороны Дании не будет ненужных проблем, и можно с уверенностью ожидать, что русские и „Северный поток" получат положительный ответ летом или осенью».

Ларс Лёкке также выступает с заверениями будущего датского одобрения. В сорокапятиминутном телефонном разговоре с Путиным 16 сентября Лёкке заверяет Путина в положительном отношении Дании к «Северному потоку», и то же самое он делает, когда в преддверии климатического саммита в Копенгагене посещает лидеров правительств других стран.

Например, в среду, 10 июня, когда был заказан специальный VIP-самолет министерства обороны для приятного турне по Европе. Во время это поездки Ларс Лёкке сначала посетил канцлера Германии Ангелу Меркель, а затем сразу же отправился в Лондон, чтобы поболтать с британским премьер-министром Гордоном Брауном на Даунинг-стрит, 10.

С собой в путешествии у него были так называемые рабочие материалы, так что он встречался с важными государственными лидерами хорошо подготовленным. Среди этих материалов был в том числе документ с речью на английском языке, в которой рассказывалось об отношении Дании к «Северному потоку».

«Административные процедуры, касающиеся заявки по проекту „Северный поток" на датской территории, осуществляются в соответствии с планом. Мы рассчитываем закончить этой осенью. Как вы знаете, датское правительство приветствует этот проект. Он будет способствовать обеспечению безопасности поставок газа в ЕС», — гласила бумага.

Неясный ответ министров

Датское правительство, в общем и целом, одобрительно отнеслось к проекту и сделало все, чтобы не привлекать к нему внимания общественности и политической оппозиции. В отличие от других стран вокруг Балтийского моря, в Дании практически нет политических или общественных дебатов по этому поводу. Но даже если в Дании и не говорят о «Северном потоке», до Кристиансборга и социал-демократического парламентария Йеппе Кофода все-таки доходят сообщения, в частности с Готланда, о возможном взяточничестве.

Кофод, избранный от Борнхольма, был одним из немногих парламентариев, кто внимательно следил за процессом принятия решений по «Северному потоку», и в письме к министру климата и энергетики 26 октября 2009 года он задает следующий вопрос от имени парламентского комитета по иностранным делам:

«Имеется информация о том, что „Северный поток" заплатил или предложил высшие должности бывшим высокопоставленным чиновникам и политикам за помощь в предоставлении необходимых разрешений и тому подобного. В свете этого не мог бы министр отчитаться, какие контакты были между датским правительством и датскими государственными служащими с одной стороны и российскими властями и „Северным потоком" с другой?»

20 ноября 2009 года министр климата и энергетики Конни Хедегор (Connie Hedegaard) отправляет свой ответ Йеппе Кофоду, где, в частности, пишет:

«Мне ничего не известно о том, что „Северный поток" платил или предлагал высокие позиции кому-то в Дании, чтобы заручиться помощью в получении лицензии. Зато я знаю, что высшие политики других стран признали, что работают в пользу „Северного потока"».

«Датские власти провели серию встреч с „Северным потоком", на которых обсуждались датские требования к трубопроводу в датских морском простарнстве. Датское энергетическое агентство на раннем этапе участвует в обсуждениях с претендентами на оффшорные проекты, чтобы компании учитывали требования властей во время их разработки, и это нормальная практика».

«16 сентября премьер-министр провел телефонный разговор с российским премьер-министром России Путиным, в ходе которого премьер-министр Дании проинформировал собеседника о статусе процесса утверждения проекта. Вопрос о „Северном потоке" также затронули на встрече датского премьер-министра с Путиным в Москве 2 ноября 2009 года. До этих переговоров контакты с российским посольством также были обычной практикой».

Когда Конни Хедегор пишет, что на нескольких встречах датских властей и представителей «Северного потока» обсуждаются датские требования к трубопроводу, она забывает упомянуть, что на этих встречах «Северный поток» обычно давит на Данию, чтобы ускорить принятие решения.

В брифинге, предоставленном Датским энергетическим агентством премьер-министру перед его телефонным разговором с Путиным, в том числе значится:

«„Северный поток" неофициально передал Датскому энергетическому агентству, что было бы желательно, чтобы быстрое решение Дании могло стать поворотным моментом проекта».

Конни Хедегор также умалчивает, что с 2006 года «Северный поток» стоит на повестке дня на всех встречах между датскими высшими политиками и представителями России, включая многочисленные встречи ее политического наставника, министра иностранных дел Пэра Стига Мёллера с министрами и дипломатами из России, и ее собственную встречу с топ-менеджером Газпрома Алексеем Миллером перед Конференцией сторон COP15.

Rambøll в платежной ведомости

Кроме того, в своем ответе Йеппе Кофоду и Европейской комиссии Конни Хедегор не стала сообщать, что датская консалтинговая и инжиниринговая компания Rambøll, которой была поручена задача представить независимый экологический отчет по газопроводу, помимо работы с этим отчетом, также была нанята «Северным потоком», чтобы отвечать за контакты с датскими властями и подготовку материалов по заявке «Северного потока» для датского государства.

И работа с «Северным потоком» — не единственный проект, которым инжиниринговая фирма занимается для Газпрома.

На момент подписания договора Rambøll с «Северным потоком» компания уже участвует в планах создания новой штаб-квартиры Газпрома — небоскреба высотой 396 метров в Санкт-Петербурге. Кроме того, компания работает с Газпромом на Штокмановском месторождении в Баренцевом море, где ищут нефть и газ, и, по словам генерального директора Флемминга Блигора Педерсена (Flemming Bligaard Pedersen), делает ставку и на ряд других возможностей в России.

«Россия похожа на Клондайк, но инфраструктуры, необходимой для использования ее потенциала, нет. Поэтому там непаханое поле увлекательных инженерных задач», — сказал он газете Ingeniøren в марте 2007 года.

После успешного сотрудничества с «Северным потоком» амбиции Rambøll в России растут еще больше.

В начале 2010 года эта инженерная фирма будет назначена главным консультантом по реконструкции аэропорта «Пулково» под Санкт-Петербургом.

В консорциум входит Российский государственный инвестиционный банк ВТБ, в правлении которого сидит Маттиас Варниг из «Северного потока».

Rambøll также участвует в государственном визите королевы в Россию, когда компания во время церемонии, на которой присутствуют и президент Дмитрий Медведев, и королева Маргрете, подписывает крупный консалтинговый контракт в связи с строительством подмосковного бизнес-района «Сколково» — района, где планируется создать российский вариант калифорнийской Кремниевой долины, а у дочерней компании Газпрома Газпром-Нефти там будет научно-технический центр.

В датской инжиниринговой фирме, которую на сайте Газпрома называют «ключевым партнером», полностью осознают, что вмешиваются в политическую игру, заключая соглашения с российской энергетической компанией.

Об этом можно прочитать, например, в статье в газете Ingeniøren, где Эльмер Мортенсен (Elmer Mortensen), директор Rambøll по кадрам и развитию, в марте 2011 года рассказывает о требованиях, предъявляемых компанией к людям, претендующим на руководство международными проектами в Rambøll.

«Руководители проектов Rambøll должны уметь маневрировать в водах большой политики. Например, когда заказчик — российский Газпром, а проект — политически щекотливый газопровод „Северный поток"», — сказал он, по данным газеты.

Ключевые лица в «Северном потоке — 2»

3 апреля 2017 года Дания получила новую заявку от «Северного потока».

В письме Датскому энергетическому агентству недавно созданная родственная компания «Северный поток — 2» попросила расширить существующий газопровод двумя дополнительными трубами.

Хотя за расширение отвечает новая компания, четверо мужчин из Café des Artistes — снова ключевые игроки.

Путин по-прежнему полностью контролирует Газпром, где Алексей Миллер, который был с ним в горе и в радости с начала 1990-х годов, вместе с пятью бывшими коллегами Путина по КГБ составляет высшее руководство.

В новой дочерней компании Газпром-2 Маттиас Варниг полновесно осел в роли исполнительного директора, а Герхард Шрёдер занял там пост председателя правления, помимо того, что он, ко всему прочему, стал членом правления государственной нефтяной компании Роснефть.

И это несмотря на то, что на компанию распространяются западные санкции в связи с аннексией Крымского полуострова. Заместителем председателя совета директоров компании стал Маттиас Варниг.

Франк-Вальтер Штайнмайер тоже получил новую работу. 19 марта он стал президентом Федеративной Республики Германия, но до этого он не далее как осенью и зимой 2016 года тепло отзывался о новом проекте.

То же самое касается датской компании Rambøll, которая вновь отвечает за обязательные экологические исследования. В так называемом отчете по ОВОС компания «взрывает» новый газопровод и, в частности, пишет:

«Потенциальные воздействия, как изолированные, так и комбинированные, расцениваются как незначительные».

 

Наші інтереси: 

Агентура Кремля рабатает на высшем "правительственном" уровне.

Гравець: 
Оксана Колосовська
15

Новини від RedTram - для збільшення прихильників НО

Loading...
 
Форум Підтримати сайт Довідка