Важливість: 
2
Алексей Подольский: Вопрос, кто станет президентом Украины, всегда решался в Москве

Интервью с Алексеем Подольским, одним из героев «пленок Мельниченко». Его, как и Гонгадзе, вывозили в лес по приказу тогдашнего первого лица страны. Сегодня Подольский добивается, чтобы суд над теми, кто отдавал приказы «проучить» - и его, и Гонгадзе - все-таки состоялся. А еще – он стремится, чтобы в стране, наконец, закончилась «диктатура коррупции», которая, как считает Подольский, после Майдана не только не исчезла, но расцвела еще больше.

Не кажется ли вам, что психологическая усталость общества, вынужденного последние три года существовать в условиях глубокого стресса, ведет нас (если уже не привела) к тотальному безразличию ко всему, происходящему в стране? И не видите ли вы в этом очень большой угрозы – и для общества, и для страны в целом?

- Равнодушие - самый страшный общественный грех.

Но я бы не стал говорить, что наше общество равнодушное. Мы на войне, - и в прямом, и переносном смысле. А на войне – не бывает одних атак, есть отступление, оборона, есть перегруппировка сил. То же самое происходит и в обществе.

Произошёл всплеск активности. Общество сделало шаг вперед. Теперь период переосмысления.

Те, кого считали лидерами – становятся предателями, антилидерами. Те, кто были солдатами или полевыми командирами ищут новых лидеров, или сами ими становятся.

На все это нужно время. Ведь общество – это непростой механизм. Это тысячи векторов, миллионы судеб. Но те процессы, которые сегодня происходят в Украине – даже более благодатны, чем те, которые происходили на Майдане.

Мне симпатична теория Льва Гумилева о том, что общество имеет свое детство, отрочество, юность, зрелость и старость… Одни китайцы умеют из старости снова переходить в детство. Поэтому – как нация –  живут дольше всех на планете.

Так вот, украинцы – если посмотреть на новую историю Украины – это подростки. Если при Кравчуке мы были гражданскими младенцами, если во времена Кучмы мы были еще по-детски наивны, то в период Януковича мы уже были подростками. А что такое подросток? Подросток действует эмоционально и незрело, но способен на радикальные поступки. Речь не идет о каких-то хулиганских выходках, в основном – это борьба за справедливость. Вспомните себя подростком. Это - самые справедливые, самые романтичные люди.

- И самые неэффективные…

- Да, неэффективные. Но они способны на поступок. Согласитесь. На тот поступок, который сорокалетний совершить уже не может.

Майдан – и стал таким поступком подростка. Эта жертвенность, эта самоорганизованность - все это черты социальной подростковости. А сейчас в обществе идет процесс возмужания, осмысления.

То есть, люди начинают своим интеллектом, - а не только эмоциями – оценивать и политические партии, и их лидеров, и происходящие в стране процессы.

И воюют взрослые не так, как подростки, и потому способны побеждать.

Я не социолог, но я много общаюсь с людьми. Я беседую с селянами, провинциальными рабочими. Вы даже не можете себе представить, что здесь было до Майдана и во время Майдана. Никто ничем не интересовался. Они даже не знали о происходящих в Киеве событиях. Всего в сотне километров от столицы.

- А сейчас?

- Все изменилось. Вот эта вся провинция, глубинка – она политизировалась. Их все интересует. Они плюются от Луценко, им не нравится Порошенко… Я сюда переехал пять лет назад. Тогда в каждой хате – как икона – висел этот календарь с Юлией Тимошенко. С этой ее косой – как нимбом святым над головой. Ну икона! А сейчас смотрю – а меня часто в гости зовут – она исчезла в хатах… Да, ее поддерживают - то, что она говорит по поводу тарифов, - но уже не делают из нее икону.

- Чем вы это объясняете?

- Взрослением общества.

Люди перестают воспринимать политику эмоционально. А ведь именно на эмоциях очень легко манипулировать толпой.

Ты бросаешь в толпу правильные лозунги, а потом – начинаешь манипулировать ими. Как мы видели на примере так называемых «лидеров Майдана». Они говорили одно, а сейчас делают то, против чего люди и вышли на Майдан.

- Может, нам надо быстрее этот процесс становления проходить?

- Тот, кто торопится, - никуда не успевает. Для истории 25 лет – это даже не секунда. Тем более, что в своем цивилизационном росте мы были откинуты далеко назад. Этому есть ряд причин, одна из которых – наше колониальное прошлое. К тому же, Украина –  очень непростая страна с точки зрения геополитики.

Наш геополитический перекресток постоянно превращал нас в театр военных действий.

Нам пришлось хлебнуть очень многого.

И не надо забывать, что и сама Европа прошла и колоссальные войны, и междоусобицы, и революции, и гильотины, и расизм! Прежде чем стала гуманитарным эталоном.

Сегодня европейцы и американцы кичатся своими гуманитарными ценностями, но не стоит забывать, что Адольф Гитлер не изобретал свой нацизм, а воспользовался расистскими теориями француза Жозефа де Габино и его последователей, например - английского аристократа Хюстона Чемберлена.

А европейские зоопарки людей? В клетках жили целыми семьями африканцы, индейцы и папуасы, развлекали католиков, протестантов и иудеев весь 19 век и треть 20-го во всех европейских столицах, включая Санкт-Петербург, Берлин, Лондон и Париж. Последние HUMANZOOSзакрыли только в 1935-36 в швейцарском Базеле и итальянском Турине. Люди из колоний не были людьми – это были полуживотные… В том числе, индусы, китайцы и другие аборигены, цивилизации которых на несколько тысячелетий опережали европейских варваров.  

А за океаном с расизмом было покончено, когда Гитлер успел несколько раз сгнить в гробу. До 60-х годов по сути работали законы Джима Кроу, которые запрещали чернокожим учиться в одних школах с белыми, лечиться в одних больницах и тому подобное. США вообще от самых истоков было расистским государством. Расизм был частью и национальной идеи и фундаментом практической организации и государства, и общества. Сумели преодолеть? Блестяще! Взгляните на портрет нынешнего американского президента.

Также и европейское общество – под влиянием своих лучших умов – Гегеля,  Гейне, Руссо и Вольтера - превратилось в настоящее гуманитарное общество.

- Может, у нас таких умов нет?

- Все у нас есть. Мы даже в лучшем положении, чем кода-то была Европа. Они проходили этот путь, не имея примера, не имея образца. А нам – есть на кого равняться и куда стремиться. Почему все украинцы так стремятся к европейской жизни? Неужели думаете, вот здесь, в глубинке, понимают, что такое европейская интеграция? Нет, конечно.

- Просто люди хотят жить хорошо…

- Самое главное – они хотят жить справедливо. Когда они приезжают в Европу, они видят не только высокий уровень материальной жизни, но и улыбающихся полицейских. Они видят вокруг «доброзичливих» людей – такое хорошее слово есть в украинском языке. А ведь мы, украинцы, по природе своей тоже «доброзичливі» и справедливые.

Нас просто душит эта несправедливость, которую украинцы сегодня очень остро ощущают – эта плесень, которая появилась в период первонакопения.

Ведь что случилось? Существовал такой себе ком ничейной по сути собственности. Он был в управлении государства, вернее, в управлении тех, кто находился при власти. И, фактически, был их коллективной собственностью. Потом этот ком начали делить. Естественно, кому доставались все лакомые куски? Тому, кто стоял у власти.

Поэтому борьба за власть превратилась в борьбу за собственность. То есть, у нас власть – это непосредственный и практически единственный инструмент обогащения.

Нигде в мире такого нет. Да, там есть коррупция. Но она есть опосредствованным инструментом обогащения. А здесь – чем больше власти, тем больше собственности, тем больше денег.

Ведь у нас не было Била Гейтса. У нас не было Форда. У нас не было никого, кто бы открыл свое собственное производство и заработал на нем миллионы.

У нас даже нет своего Сороса – мошенника и гениального спекулянта на валютных рынках. У нас даже на это мозгов не хватает!

Для «наших» главное – получить должность, взять откат, сесть на поток и положить в свою сокровищницу пару мешков с наличкой.

А общество, видя эту абсолютную экономическую несправедливость, ведет себя как подросток. Ну вот как поступает подросток, столкнувшись с какой-то несправедливостью – родителей или учителей. Он срывает урок или уходит из дому. Но он все равно проигрывает, потому что у него нет инструментов воздействия на несправедливость. А когда подросток понимает, что он ничего не добился, хотя он уходил из дому или срывал урок – он становится не безразличным, а обиженным. Он обижается и уходит из мира взрослых в свой подростковый мир. Почему он обижается? Потому что у него еще не хватает ума для того, чтобы понимать, что происходит и выбирать правильные, а главное – эффективные, как вы говорите, способы и методы борьбы с несправедливостью...

То же самое и с нашим обществом-подростком. Оно вышло на Майдан. Получило пулю. Лучшие из нас ребята. Потом пришел Яценюк, пришел Порошенко – еще более безнравственные, безыдейные и меркантильные чиновники, чем Янукович. Ничего же не изменилось. И люди разочаровываются – потому что это происходит уже во второй раз. Верили в мессию Ющенко – получили предателя.

Но все-таки, есть принципиальное различие между разочарованиями после помаранчевого Майдана и после нынешнего.

Тогда, если помните, ключевая фраза разочарования была: «Я был на том Майдане, я больше никуда не пойду…». А сейчас: «Мы разочаровались в этих лидерах. Нужен третий Майдан». Это различие в итогах разочарования и есть взросление.

Глубинные изменения в обществе. Мы почувствовали свою силу и готовы ее применять.

Мы поняли, что можем выгнать президента. А Януковича ведь люди выгнали, а никакие не «лидеры Майдана», которые подписали с ним соглашение. То есть, по сути, «кинули» Майдан. А если бы люди разошлись – никаких бы выборов президента не было. Россия не позволила бы проводить здесь какие-то досрочные выборы.

Поэтому – народ добился того, что мы уже тогда – до войны - не стали частью России. Как Крым и Донбасс.

Потому что Янукович вел туда, конкретно на заключение союзного договора. И все эти игры с евроинтеграцией были отвлекающими моментами. Янукович готовился подписать большой союзный договор. Это уже ни для кого не секрет.

Для того тут и расставлялась вся эта агентура – в виде табачников и проч. Все это – агенты ФСБ. Все они – вместе с Левочкиным – выпускники одной школы.

- Какой?

- Есть такая школа КГБ им. Дзержинского, в которой готовят так называемых «подкрышников», которые сидят во всех ведомствах (сейчас – это Академия Федеральной службы безопасности Российской Федерации (Академия ФСБ России) – МИР). И чтобы вы знали, ее выпускниками были и Левочкин, и Хорошковский, и Андрей Деркач, и Ганя Герман и многие, многие другие, не только бежавшие в Россию, но и действующие персонажи украинской политики. Как ни странно…

- Почему странно. С Герман мне лично как раз все очень понятно…

- А потом они как-то одномоментно стали элитой при дворе сперва Кучмы, потом и Януковича. И сейчас во многом остаются опорой Порошенко.

Во всяком случае, я воочию ощутил этих агентов влияния, когда был начальником отдела России нашего МИДа.

- Отдел России МИД? Так может вы тоже «подкрышечник»?

- В какой-то степени - конечно (смеется), но из другого корыта, если знать мою потомственную приверженность анархизму…

- Хорошо. Так, значит, Янукович вел нас в союз с Россией. Но президент Порошенко ведет нас туда же – просто он, в отличии от Януковича, одел вышиванку.

- Совершенно верно. Но, опять-таки, я хочу напомнить, что все они – это люди Кучмы. Вы, вообще, представляете себе, что такое советская номенклатура?

- Приблизительно…

- Еще со времен Сталина в Союзе выработалась очень четкая система получения должностей. Нельзя было стать партийным функционером, не дав расписку на агентурное сотрудничество с КГБ. Ведь партийный функционер начинал с комсомола – своеобразной проверки. А комсомольский функционер давал подписку – обязательно, как элемент этой самой проверки. То есть, становился сексотом.

…У моего отца на работе человека исключили из партии за то, что его родственник был судим. И тут вдруг человек с двумя судимостям вступает в КПСС. Спросите у кого угодно, кто жил при СССР: принимали в партию с судимостью? Поэтому у меня даже вопрос не возникает по поводу того, что Янукович - чистый КГБшный агент.

Называйте меня конспирологом, да как угодно. Но вы ничего не поймете об украинском обществе, если не будете учитывать того, что кроме борьбы с Россией с открытым забралом, кроме того, что мы пытаемся противостоять людям, которые занимаются очень несправедливым первонакопительством, превращая нас в бессловесное, экономически зависимое быдло, мы боремся еще и с агентами русского влияния.

Агентами, которыми насыщена наша политическая элита. Агентами, которые не только становятся депутатами и министрами, а и президентами Украины.

Да удивительно, что нас еще не съели! До недавнего времени, да и сейчас, вокруг нас - русская пропаганда, их сериалы, их телевидение, их книги, их Церковь, их шоу-бизнес. А в дополнение – практически вся украинская элита координируется и управляется оттуда…

- Из России?

- Естественно. Вопрос, кто станет президентом Украины – всегда решался в Москве.

Вы знаете, что Ельцину его спецслужбы докладывали, что Украина – это несерьезно. Год-два, ну максимум - пять. Потому нас никто всерьез не воспринимал. Потому что – говорили Ельцину его аналитики: мы там все контролируем. Так что не переживайте – все вернем.

Но тут произошло вот что. То, в чем Россия просчиталась: вопрос личного обогащения, личного интереса.

Эти же агенты – они получали возможность обогащаться.

Провинциальная агентура получила возможность личного - независимого от центра обогащения. Отсюда – и весь парад суверенитетов.

То есть – никакой ни Рух, а провинциальная номенклатура, как это ни прискорбно, дала независимость Украине. А также Казахстану, Грузии и проч. Исключая, возможно, Прибалтику. Но там совсем другое общество. К Союзу их присоединили уже после Второй мировой, и там не такие сильные репрессии происходили, как в Украине. И совок не стал хронически неизлечимым… И сейчас мы видим, как Прибалтика ринулась вперед и уже ушла от нас на несколько десятилетий.

Но. Вся номенклатура, которая получила возможность обогащаться и передавать власть по наследству – через деньги – предала Москву.

К тому же получив власть, капитал и собственность элита в нагрузку получила головную боль: как все это защитить от своего же народа. Абсолютно естественно она стала искать защиту от собственного народа -  где? Правильно, в Москве, у старого, а главное - опытного в таких делах «хозяина».

Что должна бы дать Москва Кучме и Пинчуку, Януковичу и Ахметову, всем остальным, кто нас обокрал? Защиту. Ту защиту, которая там была всегда, а сейчас ужесточается в виде «закона Яровой», стрельбы по толпе и личной гвардии опричников хана орды…

А «наши» ограбить-то ограбили, но вот со своим народом справиться не способны. Именно поэтому говорят про евроинтеграцию, а лезут все равно под российское крыло.

- Почему?

- Потому что российское крыло – это гарантии для нашей коррупции. А евроинтеграция - это справедливые правила игры. Они - наша элита - этих правил боятся больше всего. А коррупция – это единственный им известный способ жизни.

Поэтому все разговоры наших «евроинтеграторов» - начиная от Порошенко и заканчивая Пинчуком – это все камуфляж для бедных.

Никакой евроинтеграции они не хотят, никаких правил, никаких западных инвесторов им не надо. Они хотят оставаться наедине с нами, как они считают, дураками. И дальше нас грабить, эксплуатировать. А кто есть для подобной политики «зонтиком»? Неужели НАТО? «Зонтиком» для построения олигархического общества может быть только Россия. И больше никто.

Поэтому они, элита, инстинктивно ищут защиту в Москве.

Украинское общество должно усвоить одно - наши интересы и интересы нашей «элиты» кардинально противоположны.

И дело не в том, что они богатые, а мы бедные. Они – и дальше хотят играть без правил, они и дальше защищают систему нынешней власти, абсолютно коррупционной власти. Мы хотим справедливости, а для них справедливость – смерти подобна.  

- Но ведь наше общество само вбирает себе такую элиту.

- Общество еще пока ничего не выбирает.

Общество просто не в состоянии сегодня выбирать, не говоря даже о фантастических масштабах фальсификации выборов.

Общество подвергается всевозможным манипулятивным технологиям.

… Давайте проанализируем, как мы выбрали Порошенко. Он что – герой Майдана? Он что – был национальным лидером перед тем, как стать президентом? Он совершил какой-то поступок? Дал какой-то эталонный пример? 

- Это риторические вопросы…

- Просто сошлись все олигархи, которые перед этим уже проконсультировались в Кремле, и приняли решение.

И потом все телеканалы в один голос начинают кричать – если мы не проголосуем за Порошенко, будет война! Людей поставили перед отсутствием выбора. То есть, телевиденье очень агрессивно формирует общественное мнение. При чем, безысходное.

Даже те, кто плевался и говорил, что Порошенко – тот же олигарх, да еще к тому же у Януковича служил, перед Кучмой на коленях стоял, да это же человек, на котором клейма негде ставить – даже те стали жертвами манипулятивных технологий. И не надо этого недооценивать.

Вы поставьте себя на место вот этой бабушки – а это ведь массовый украинский избиратель – у которой единственный источник информации - это телевизор. Телевизор дает ей картинку Украины и картинку мира в целом.

- А кто за все это берет ответственность?

Да мы с вами. Интеллигенция.

От качества интеллигенции зависит качество общества.

И тут тоже есть объяснимые причины. Откуда у нас взяться интеллигенции? Откуда? Если она - наследник совка.

- У нас весь народ – наследники совка…

- Но в отличии от селян или рабочих, интеллигенция способна делать самостоятельные выводы… Так вот – мы читали одни книги учились на одних ценностях - Джек Лондон, Лев Толстой, наконец Тарас…

Но вот эти молодые ребята… Мне каждый раз хочется у них спросить – а какие книги они читали, прежде чем стать лещенками и найемами… Объясните мне – что они читали?

Общество и его думающая, образованная часть тоже заражено идеей о том, что деньги – это главное в жизни. И за деньги можно сделать все, что угодно – продать душу, предать свою семью, Родину. Деньги все прощают. Этой мыслью мы ведь тоже заражены. Этот азарт первонакопительства – когда с нуля люди становятся владельцами вилл в Швейцарии…

Это не страна возможностей. Это - момент возможностей. Оказаться в нужном месте в нужное время. И отхватить свой миллион. Кто «Украинскую правду» читал при живом Гонгадзе? А тут – убили Гонгадзе. Бац – и ты владелец – раскрученного бренда. И все – зачем мораль, если можно продать хорошенько. И что с того, что главный покупатель - убийца этого самого Гонгадзе.

- И что нам со всем этим делать?

- Взрослеть.

- Если бы не война, можно было бы долго и счастливо взрослеть, но…

- А может, война нам послана Богом, чтобы мы, наконец, поняли, что все это не шутки… За свободу льют кровь. И за свою землю украинцы лили кровь. А за их упорство и волю им устраивали геноцид голодомора.

А наше безразличие, наше потворство элите и наше предательство собственного народа, которому мы не объясняем, что происходит, все прекрасно понимая, но пытаясь урвать и свой маленький кусочек…

Ведь мы все прекрасненько понимаем. Но при этом мы не хотим будить людей. Мы не идем в народ, как народовольцы. Мы подлезаем интеллектуальной подстилкой под олигархов, чиновников и отгрызаем свои крошки.

Это же подлое предательство собственного народа, которому, в конечном итоге - обязаны своею образованностью и профессионализмом.

- Не боитесь, что общество «выгорит» в результате этой войны?

- Общество – самовоспроизводящийся и вечно живой организм – в отличии от человека. Вот в вас чувствуются колебания и поиски человека среднего поколения, в котором идут переоценки. А моя 16-летняя внучка – она сразу в трех общественных организациях состоит. И рвется в бой.

- Знаете, что мне сказал один журналист, у которого я недавно брала интервью. Что если бы те изменения в Конституцию, которые ВР проголосовала 2 июня, были проголосованы в Чехии или в Венгрии – в  тот же день на улицы вышли тысячи людей.

- Наше общество в этом не виновато. Потому что у общества есть институты, которые формируют общественное мнение. Такой институт – это интеллигенция.  

Но наша интеллигенция – не то, что продажная. Она просто заражена  вирусом первонакопления. Но все процессы у нас ускоряются войной. И то, что в Европе люди реагируют быстрее, - это говорит о том, что у них есть и классовое чутье… Давайте вспомним о классовой теории.

- Не надо!

- Почему? Знаете, почему она благополучно забыта? Потому что никто не понимает, что вот тот союз, скажу больше - новая правящая коалиция Оппоблока, НФ, БПП – зиждется на классовом чувстве. И когда они принимают в Трудовом кодексе поправки в интересах работодателей, лишая прав наемного работника - то они действуют из классовой солидарности. И конституционные полномочия президента в судах – тоже классовая солидарность.

То есть, те, кто нас вчера грабили, уже ощутили себя классом. Вот почему, несмотря на то, что вчера они были противниками, сегодня они друг за друга глотку перегрызут.

Оппоблок, может, наиболее предано выступает за Порошенко. Потому что он их гарант и, чтобы защититься самим, они защищают его. От людей! Хотя он, вроде оппонент, он их отстранил от власти. Но не от кормушки.  

И в этом вина тех, кто способен думать. Потому что сегодня они думают об одном – как бы пристроиться к кому-нибудь из властных воров. А все остальное – так, для фразы…

Поэтому все эти «лидеры» и пошли на Майдан, чтобы получить мандат, полномочия, должность, чтобы «пристроиться» и получить свой ломоть. Отсюда – это перманентное предательство.

Вроде человек только появился, вроде «свежий лидер» и тут же прямо с порога власти ищет и находит себе хозяина.

- Выходит, мы двигаемся не вперед, а по кругу, как ослик на ниточке…

- Вы задаете вечный вопрос: что делать?

Альтернативы я уже не вижу.

Я ощущаю, как в Украину идет грозовой фронт революции…

Что произошло? Майдан – это не революция, это восстание. Это кипение. А революцию определяют жертвы. Если вы хотите понять, что происходит – посмотрите, кто становится жертвами событий.

Если в жертвах сами зачинщики – это восстание. Если жертвами становятся те, против кого вышли люди – это революция. Поэтому – оба наши Майданы революциям не были.

Это был протест. Мы показывали свою силу. Но пока – мы никому не переломили хребет. Мы даже не приступали к этому.

Экономическая модель остается прежней – монополия олигархов и бюрократии. Плодами восстания пользуются проходимцы и предатели, которые сами с радостью становятся в ряды коррупционеров и олигархов. И их некому ловить за руку, а тем более откручивать за это головы.

Сегодня – когда общество инстинктивно понимает, что все не так, все несправедливо - оно, как загнанное в угол животное, непременно броситься на того, кто его в этот угол загнал.

И когда на фонарях увидим лампасы, а рядом судейские мантии и крокодиловые туфли – знайте, это пришла революция.

Однако в революции ничего хорошего нет! И мы, интеллигенция, в этой революции должны становиться на защиту тех, кого вешают. Несмотря на то, что они – наши вчерашние враги. Потому что насилие ведет еще к более серьезным рискам. Когда рождаются диктаторы и кровавые режимы.  

- Это свидетельствует о незрелости общества?

- Да, как общество – мы слишком молоды, нас обвели вокруг пальца. Как показал опыт Порошенко – президента в Украине можно сделать за месяц. Поэтому – нам надо делать революцию, а не загипнотизировано крутить глазами за пальцами политических мошенников. Понимаете, мало выгнать Порошенко, как люди выгнали Януковича…

- Почему?

- Потому что из его головы моментально вырастет подобная. Потому что сама система не будет себя ломать.

Зачем коррупционеру ломать систему, которая его кормит, поит и спать кладет, объясните мне? Система будет только плодиться и жиреть. Разве вы не видите эту закономерность в ее последнем младенце – НАБУ.

И Порошенко не переделать, даже заставить невозможно.

- Но инстинкт самосохранения у него какой-то должен присутствовать?

- Никаких инстинктов! О чем вы говорите?

- Но он же бизнесмен!

- Да какой он бизнесмен? Вы путаете понятия, я вам только что объяснял: нет у нас бизнесменов! Нету!

У нас – первонакопители. Это не бизнесмены. Это даже не соросы. Это швондеры.

Этот тот, который получил должность, взял и украл. Все. И когда ты хочешь сделать хоть что-то значимое, даже какой-то социальный благотворительный проект для сирот, тебе чиновник говорит: «А мені сюди половину»…

-      Ну хорошо, как человек, который пытается сохранить награбленное – у него все-равно должны быть какие-то предохранители.

-      Его предохранитель – это установление режима. Режима коррупционного произвола.

- Диктатуры?

- По сути - да. Но диктатуры не одного человека – диктатуры коррупции. Не заметили? Она уже установлена в Украине. И защищается всем способами. Вы убрали Януковича – а мы поставили нужных людей, они вам сейчас примут нужные законы, нужные поправки к Конституции и будете жить, как мы вам скажем… А не так, как вы хотели на своем Майдане.

- Так у них все прекрасно получается!

- Естественно, получается.

Потому-то только революция может убрать диктатуру коррупции. Надо гнать от власти – не просто одного Порошенко. Всю систему!

- А если президент – в случае начала каких-то массовых протестов – введет комендантский час? Посмотрите, как Нацгвардия сегодня охраняет парламент во время сессии? Муха не пролетит! И многие утверждают – таким образом власть «бряцает» оружием, запугивает общество.

А вы не думали, что Нацгвардия может перейти на сторону повстанцев? Да еще вместе с армией? Потому что Нацгвардия побывала в АТО. И знают цену Порошенко из окопов. Кроме того, революция начинается там, где часть правящей элиты готовы перейти на сторону революционеров.

- И вы думаете, у нас найдутся такие люди?

- Обязательно. Это те, у которых есть нюх, они почувствуют настроения людей и сумеют очень быстро перестроиться.

Это - политический серфинг. Он не всем, конечно, дается. Но есть те, кто умеет на своей досточке вскакивать на громадную волну.

Вот те, кто почувствуют, что народная волна сметет всех – и его в том числе – вместо того, чтобы быть погребенным под этой волной, вскочит на гребень. И это будут не только депутаты, но и силовики.

- Да у нас полпарламента таких серфингистов.

- Естественно. Они всегда были и всегда будут. Но революция, эта сила масс – она заставит этих «серфингистов» играть по правилам общества. В целях самосохранения, конечно.

У нас были попытки сломать систему. Вспомните Сашка Билого. Но они оказались слишком слабыми и даже - преждевременными. Ведь революция приходит не на улицу, а наступает вот здесь (показывает на голову). Когда человек говорит: я больше так жить не буду, я хочу все поменять, и я поменяю, потому что мне надоела такая жизнь. Когда в головах происходит революция – ее уже невозможно остановить.

Ее, революции, не было бы, если бы классовая солидарность нашей элиты, - политической и бизнесовой - была цивилизованной и мудрой. Тогда они пошли бы к Порошенко и сказали: «Знаешь, что Петя, кончай людей дразнить всеми этими поправками в Конституцию, вот этими твоими комбинациями с Гонтаревойи Гройсманом… А то мы тебя сами подразним…»

В Европе, думаете, бизнесмены не хотят получать вот такие сверхприбыли, какие имеет наш президент в Украине? Хотят, конечно. Но они прекрасно понимают, что все это может обернуться плачевно. И вместо прибылей можно увидеть небо над лезвием гильотины.

- Тем не менее, сегодня, например, Лещенко создает партию, и масса людей ему аплодирует…

- Партию не он создает.

- Но он в ней будет лицом торговать…

- Господи, да видели мы уже эти пинчуковские штучки. Хочу вам напомнить об Озимом поколении. И о Мыколе Вересне. Вы же Колю хорошо знаете? Балабол. Но тогда был популярным, передачи вел.

И стал шоуменом в Озимом поколении. То же самое и с Лещенко будет…

Наши олигархи еще не понимают, что вложенные ими деньги в какой-то идеологический проект таят в себе большую опасность для них самих.

Вот в свое время олигархи (говорили про Клюева в этом контексте) вкладывали в «Свободу». Чем это обернулось? Националистическая идеология объединила низовые ячейки партии. Появились харизматические парни, такие ребята, что мама не горюй… Ребята, способные выйти на Майдан и в АТО. А ведь все это появилось на деньги Клюева. Но потом – приобрело силу, которая еще будет иметь свое влияние. Но – уже, наверное, без нынешних лидеров этой партии.

Выращивание партий под определенную идеологию – потуги очень опасные для самих олигархов, которыераскладывают, как кукушка политические яйца в разные гнезда общества. Хотите правых? Нате вам правых. Хотите левых? Нате. Гомиков хотите? Да пожалуйста. Есть даже еврооптимисты за полкопейки.

То есть, в разных идеологических обертках заходит, по сути, одна команда, которая голосует по указкам своих спонсоров.

И вот господин Пинчук  хочет монополизировать партийное строительство в стране.

Он думает, что создаст нам партий – на разный вкус – партию Лещенко, партию Савченко, партию Вакарчука.

- И люди будут за них голосовать, и они пройдут в парламент.

- Конечно, с одной стороны это таит в себе опасность. С другой – олигархи запускают сами против себя отпрядённые риски. Потому что кроме партийных лидеров эта партия будет собирать возле себя людей, которые искренне хотят изменить страну. И рано или поздно, низы начинают действовать самостоятельно.

Так что – пусть Пинчук вкладывает деньги и создает много партий. Те из них, которые окажутся жизнеспособными, рано или поздно станут на сторону общества. И выметут всех этих «лидеров». Или заставят их работать в интересах общества, а не в интересах спонсоров. Как это произошло со «Свободой», в которую пришли настоящие украинские националисты, и партия перестала быть клюевской шестеркой…

 

Наші інтереси: 

То, что происходит в Украине, нужно коренным образом менять!

Гравець: 
Олена Каганець

Новини від RedTram - для популяризації НО

 
Форум Підтримати сайт Довідка